10/20/2012

"На поиск потеряшек" - интервью "МН" с Николаем Ковалевым - координатором волонтеров "Поиск пропавших детей" в г.Москва


   Представляем вашему вниманию интервью, проведенное газетой "Московские новости" с координатором отряда "Поиск пропавших детей" в г. Москва, помощником координатора Содружества волонтеров "Поиск пропавших детей" Николаем Ковалевым.

Вытегра, поиски пропавшего Роберта Ванинова
 Поисками пропавших детей занимается не только известная волонтерская организация «Лиза Алерт». По всей России работает много таких центров. Один из них, объединяющий в том числе активистов и из Москвы, — содружество волонтеров «Поиск пропавших детей». О том, как стать волонтером и что нужно для этого уметь, «МН» поговорили с Николаем Ковалевым, помощником координатора содружества.



Николай Ковалев,помощник координатора содружества. Работает продавцом-консультантом в мебельном магазине, учится на спасателя в академии МЧС


— Давно ли вы работаете, сколько волонтеров у вас?

— Мы создали свой центр, как и «Лиза Алерт», после истории с похищением и поисками Лизы Фомкиной, в которых мы участвовали. Мы объединяем более 30 организаций по России, у нас около 3 тыс. волонтеров. В Москве, правда, мало — всего человек 50–75. При том, что в Питере их 200 человек.

— Если у человека возникло желание заняться поиском пропавшего ребенка, что ему нужно сделать? Как к вам попасть?

— На всех наших ориентировках есть наши координаты, а можно зайти на сайт, позвонить нам. Координатор пригласит человека в штаб и скажет, что надо делать. Занятие найдется для каждого. Например, можно расклеивать ориентировки, то есть объявления о пропаже ребенка, в транспорте, на вокзалах, в лесопарках, на домах. Раздавать их охранникам в торговых центрах, продавцам в магазинах того района, где предположительно потерялся ребенок. Относятся к этому по-разному: кто-то берет эти ориентировки, сочувствует, а кто-то равнодушен, говорит «меня это не касается». Еще волонтеры могут опрашивать жителей близлежащих кварталов, тех же охранников, дворников. Кстати, это дает неплохие результаты. Летом в Кузьминках мы искали мальчика. Десятилетний Миша, кстати, потерялся так: он занимался спортивным ориентированием, но у него плохо получалось, и он решил то ли попробовать самостоятельно, то ли доказать самому себе, что может и умеет. В итоге заблудился в лесу в Кузьминках. Повезло — поиски заняли всего сутки. Опросили дворников, дали им ориентировки с портретом ребенка, данными. А на следующий день один из уборщиков увидел похожего мальчишку в лесопарке, узнал его, проводил до ближайшего кафе, откуда нам и позвонили. Мы тогда отблагодарили дворника, накупили ему продуктов. А нам за сотрудничество вынесла благодарность полиция.

— Вы сотрудничаете с правоохранительными органами?

— Да, мы единственные из волонтеров-поисковиков, кто официально сотрудничает с полицией. Если у кого-то пропал ребенок и к нам обращаются, мы просим сразу подать заявление в полицию. Как только оно зарегистрировано, мы узнаем у полиции, не мешает ли наша работа расследованию. И подключаемся к поискам. Это, кстати, подстегивает и полицию — они знают, что теперь о поисках этого конкретного ребенка не забудут и им нужно тоже идти до конца. Полиция помогает нам и обучать волонтеров. Например, на наши учения приходит сотрудник МУРа, который уже 20 лет работает именно по поиску пропавших людей.

— Чему еще вы учите людей, решивших стать волонтерами? И как это происходит?

— Мы регистрируем добровольцев. Раз в месяц обязательно проводим штабные учения, знакомимся. Были случаи, что волонтеры сами терялись в ходе поисков. К счастью, находились потом. В поисках надо надевать яркую одежду, не отходить далеко от курса. Мы часто тренируемся в Битцевском лесопарке. Моделируем ситуации. Например, рассаживаем куклы, их нужно найти. На реальный поиск выходят уже подготовленные люди. Им мы даем карту местности, которую предварительно делаем, нанося на нее близлежащие ориентиры — реку, овраги, ЛЭП, дороги. При поисках разбиваемся на квадраты, через каждые 50 метров идет человек. Работаем на отклик, то есть зовем потеряшку. Всем выдаем рации и необходимое снаряжение.

— Что еще может делать волонтер?

— Очень результативна помощь в интернете. Нужно распространять информацию на форумах, в социальных сетях и блогах. Можно опять же работать на местности, например, опросить сотрудников вокзалов или магазинов, где потерялся ребенок, изучить работу видеокамер в районе: куда направлены, что на них записывается, мы потом работаем с этой информацией.

Содружество волонтеров «Поиск пропавших детей»
Существует с 2009 года, объединяет волонтеров, которые помогают искать пропавших детей в России и странах ближнего зарубежья (Украина, Белоруссия, Казахстан). «Мы не являемся коммерческой организацией, мы содружество волонтеров, каждый из которых вносит посильный вклад в общее дело. В своей деятельности мы не заменяем полицию и МЧС, а только способствуем в той работе, для которой у специальных служб недостаточно ресурсов».
(499) 686-02-01, (903) 263-72-95

— Доброволец заполняет анкету. О чем спрашиваете желающего записаться в волонтеры?

— Просим указать свои данные, имя, электронную почту, телефоны. Узнаем, когда можно звонить человеку, — хочет ли он быть на связи круглосуточно или готов работать с нами только, скажем, вечерами или в выходные дни. Выясняем, какие возможности есть у новичка. Например, он может обладать поисковыми или туристическими навыками, уметь оказывать первую медицинская помощь. Это полезно, мы сразу понимаем, в чем именно можем задействовать человека. Спрашиваем о профессии. Если человек охотник, альпинист, спелеолог, дайвер, спортсмен, полицейский или врач — все эти специальности будут большим плюсом в работе волонтера. Если у человека есть обученная собака, это тоже здорово. А в работе на компьютере (в интернете) полезно, если волонтер работает системным администратором, дизайнером или журналистом, ведет блог. Мы спрашиваем, что именно человек хочет делать. Например, один может работать только удаленно. Другой поможет финансово. Третий пойдет на поиск «на земле». Кто-то умеет готовить, и это тоже пригодится — организует полевую кухню. Нам важны любые навыки и умения.

— Есть ли какие-то жесткие требования к новичку, отбор?

— Волонтером может стать человек не младше 16 лет. Если юноша или девушка хотят участвовать в поисках, нужен документ от родителей, что они не против. А предельного возраста нет. При этом почему-то у нас больше женщин, чем мужчин. Кроме того, мы, конечно, общаемся с добровольцем, смотрим на его адекватность. Ведь в группу не должны попасть педофилы и другие неадекватные люди. Когда собираем волонтеров на обучение, в группу негласно под видом новичка приходит и наш психолог, он наблюдает за волонтерами, оценивает их психику.

— Есть ли трудности в поисковом волонтерстве?

— Да, психологические. Люди «сгорают». У меня у самого был сложный период после неудачно завершившихся поисков во Владимирской области, ребенка не удалось найти живым. Ведь люди верят до конца, что потеряшка найдется, все будет хорошо. И испытывают шок, в ходе поисковых работ внезапно натыкаясь на труп ребенка. Не каждый готов к такой травмирующей ситуации. У нас с людьми работают психологи. Кто-то из волонтеров после такого больше не возвращается в это дело, кто-то говорит, что хочет отдохнуть, а потом приходит к нам снова. Мы никого не осуждаем, это понятная ситуация. Удручает людей еще и длительность поисков. Не всегда дети находятся быстро. Есть те, которых мы ищем уже несколько лет. Но эти дети уже в группе риска. По нашей статистике более 10% потерявшихся детей не найдутся уже никогда.

Источник: "Московские новости" 16 октября 00:05 Газета № 386 (386)

______________________________________________________________________

Напоминаем, что все контакты нашей волонтерской инициативы в Республике Бурятия вы можете найти на нашем сайте. 

Не проходите мимо. Помогите в поиске пропавших детей!

Наш дежурный телефон: 
+7(924)773-24-26

Комментариев нет :